Иконы
15-03-03/ 7 30-01-10/20 113222 15-01-01/32 15-03-01/13 15-03-01/45 15-03-02/45 eee hpim5359 hpim5360
Ссылки
Богослов.ру
Архивы

О нашей стратегии

«Церковь приглашает нас верить в Бога для спасения души. – А вера в Россию в этом смысле не может быть обязательной. — Лично спасти свою душу христианской жизнью можно и не веруя вовсе в будущность России. Нет – это Вы оставьте – Бог и Россия! – Это большая разница! Если мы даже и избранный Богом народ, то были избранными и евреи в свое время, византийцы в свое; однако их царства пали и не восстанут. Падем и мы. Надо самим стать погуще… А не станем – так и пропадем лет через сто: или просто сольемся воедино с общеевропейской республикой, или будет китайское нашествие; весьма, конечно, бесцеремонное; китайцы – люди серьезные, они на наших «европейцев» не похожи!»

                                                         К.Н. Леонтьев[1].

«Искусство управления государством зависит не от вида и названия правительственных органов, а от способности приставленных к делу людей»

            А. Вандам (Едрихин)[2].

Предложение глубокоуважаемого главного редактора «Русской народной линии» А.Д. Степанова обсудить ряд важнейших вопросов, острота которых проявилась особенно очевидно в наше неспокойное, полное различных опасностей и тревог время, можно только приветствовать. И особенно отрадно, что почти сразу же на свет появились размышления далеко небезызвестного в патриотических и православных кругах Л.Е. Болотина, который не только обозначил несколько наиболее актуальных проблем русской государственности и общественного сознания, но и предложил в буквальном смысле слова стратегическую программу действий.

Было бы некорректно сводить грядущее обсуждение состояния дел в русском обществе к анализу и разбору его статьи. Скорее, она позволяет расширить круг проблем, требующих своего изучения и преодоления, а также невольно подталкивает к тому, чтобы заострить внимание на некоторых аспектах, которые мы либо не желаем замечать, либо стыдливо замалчиваем. В этом ключе мы и попытаемся продолжить дискуссию, которая формально еще не началась.

Попутно выскажем надежду, что предложенный остальным заинтересованным лицам алгоритм совместной работы будет соблюден и относительно автора этих строк, который лишь высказывает собственное мнение относительно наиболее актуальных проблем. Надеемся, что не авторская позиция станет объектом дебатов, как это у нас обычно бывает, а именно те явления, которые вызывают тревогу и требуют своего осмысления.

Никоим образом не желая оспаривать тезисы Л.Е. Болотина, обратим внимание на некоторые фактические неточности, которые нельзя игнорировать. Так, едва ли можно разделить сверхоптимистические оценки Л.Е. Болотина относительно возрождения соборной формы. Во-первых, им назван только один реально организованный Собор – Всемирный Русский Народный Собор, остальные – область ожидания. Во-вторых, ни для кого не секрет, что ВРНС на сегодняшний день – очевидная фикция, разовая площадка, торжественно открываемая, как театральные подмостки, раз-два в году. Он не имеет ни конкретного и — главное – реального плана действий, ни средств, ни исполнителей. И если оценивать дело, а не лозунги, то едва ли кто-нибудь сможет привести в качестве примера какие важные события общероссийского характера, которые бы соединялись с деятельностью ВРНС причинно-следственной связью. Кроме разговоров, конечно же; «шумим, братец, шумим» … Чему радоваться?!

Опять же, нисколько не желая поставить под сомнение или принизить деятельность православной общественности, напомним, все же, что Храм Христа Спасителя был восстановлен вовсе не на народные деньги, сбор которых был объявлен, судя по словам Л.Е. Болотина, писателями-патриотами. А на средства предпринимателей, которых к этому усиленно подталкивал, скажем помягче, экс-мэр столицы Ю.В. Лужков. По аналогичному алгоритму и методу был сооружен, к слову сказать, и храм в Саранске в честь святого праведного Феодора Ушакова. Нужно быть очень уж «смелым» наблюдателем, чтобы не замечать, что православная и патриотическая общественность в самой малой степени могут быть названы творцами и двигателями этого процесса.

Процесс воссоединения РПЦЗ и РПЦ МП, который, как утверждается в письме Л.Е. Болотина, был опять же инициирован православной общественностью, как известно, на протяжении многих лет (даже после развала СССР) имел жесточайшую фронду со стороны епископата обеих сторон. И лишь благодаря личным усилиям Президента России В.В. Путина это долгожданное событие случилось. Причем здесь «православная общественность» ?! И зачем приписывать ей влияние, которым она не обладает?! Со стороны это выглядит как известная сцена из кинофильма «Джек Восьмеркин – американец», где секретарь сельской комсомольской ячейки гневно говорит своим товарищам: «Прошел месяц, как мы отправили наше требование Чемберлену, а он до сих пор не ответил на наше письмо!». Или, уже по Чехову: «Говорим, едим, спорим, потом опять говорим, и все – с чистой совестью! Мухи уже дохнут от наших слов!».

Признаемся самим себе — слово у нас давно уже подменило собой дело. И, более того, с ним никак не соотносится. Приписывая своим публикациям, которые имеют совсем небольшой круг читателей, несуществующее влияние и силу, мы без всякого сомнения соотносим внешние события с собственными строками. Как будто изучила Администрация Президента РФ или Минобороны России пару наших статей и после этого, разделяя обеспокоенность патриотической общественности, решились на специальную военную операции в Украине. Мы пишем так, словно вся политическая элита России только ждет от нас каких-то идей, которые сама она не способна производить на свет, и учим, учим, учим, не особо задаваясь вопросом: востребован ли кем-либо этот «труд» ?!

Дела — нет, одни слова и поучения. Да и «слово» часто выходит какое-то лживое, неживое, неумное, и покоится на основе, нередко лишенной элементарных правил культуры и приличия. Достаточно просмотреть православные или патриотические сайты, чтобы обнаружить тотальную неспособность нашей «патриотической» аудитории воспринимать чужую точку зрения или отличное от своего мнение.

Согласимся, отсутствие культуры спора, когда другая позиция по тому или иному вопросу воспринимается либо как личное оскорбление, либо клеймится самыми негативными оценками- не самое завидное качество. Мы любим повторят Евангельские строки о любви, по которой все узнают в нас учеников Христа. Но, видимо, эта истина становится отдаленной абстракцией в наших устах или в строках, выходящих из-под пера «православных писателей». Какая там любовь? Хорошо, хоть нецензурная лексика пока еще не применяется в комментариях на православных сайтах.

Более того, легко, к сожалению, убедиться, что отсутствует не только культура спора, но и культура сама по себе. Равно как и интеллект, не подпитываемый ни знаниями первоисточников, ни специальной литературой по обсуждаемому вопросу. И лица, не написавшие в своей жизни ни строки, легко, без каких-либо колебаний и внутренних сомнений, позволяют себе публично давать оценки работам людей, десятилетиями занимающихся наукой и известных в профессиональных кругах. К сожалению, привычно наблюдать, как православные «специалисты» обо всем рассуждают на основе общих соображений, чего-то услышанного ранее, или вообще оперируют знаниями времен школьных учебников.

Самое удивительное то, что при этом реальные проблемы церковной жизни, о которых между собой не говорят только ленивые, словно по заранее заданной планке, упорно обходятся вниманием. Как будто в нашей Церкви нет проблем с организацией приходской жизни, взаимоотношениями между епископатом и пресвитерством, священниками и мирянами, нет случаев морального и телесного разложения и т.п. Мы любим показывать в сторону Рима и не без высокомерного самодовольства говорить о том, что «там», дескать, разврат, педофилия и гомосексуализм, поскольку латиняне сами об этом публично свидетельствуют. В том-то и дело, что они об этих мерзостных событиях открыто говорят, мы же делаем вид, будто ничего подобного у нас нет и быть не может. Хотя очень нередкие факты, кои мы не любим афишировать, говорят об обратном.

Не так давно двух правящих архиереев Русской церкви запретили в служении, отправив в монастырь на покаяние, мотивировав решение самым дискретным способом: «Признать епископа такого-то виновным в поведении, подпадающем, в том числе, под Апостольские правила 25 и 42». Нюанс, однако, заключается в том, что 25 Апостольское правило устанавливает наказание за качественно разные с точки зрения морали проступки: блудодеяние, клятвопреступление, воровство, а 42 правило – за пьянство и азартные игры.

Так за какие из них они были осуждены?! Не за тягчайшее ли, которое не называется вслух? Едва ли можно допустить, что пьянство – обычный грешок нашего духовенства носил в данном случае столь публичный характер, что это привело к расстройству епархиальной жизни, как вменяется осужденным архиереям. Но, как всегда, разбор каждого подобного прецедента осуществляется за «закрытыми дверями», как будто Церковь в понимании наших архиереев ограничивается стенами епископских келий.

Все перешло в лозунговую форму. И люди, не обладающие никакими специальными познаниями, не зарекомендовавшие себя в качестве специалистов по тому или иному вопросу, ничтоже сумняшеся приписывают себе статус «знатоков». Как тут не заметить прямое копирование так называемых «либеральных правозащитников», «экспертов» всевозможных международных организаций, невесть откуда взявшихся, но с неизменным апломбом учащих всех каким-то собственным «истинам» ?! Таких примеров достаточно и на «РНЛ», и на других патриотических сайтах.

При этом наши «общественники», без всякого стеснения расхаживают в какой-то нелепой стилизованной «русской» «военной» «форме» — не наигрались в детстве в солдатиков?! И ни дня не прослужив в армии, но чувствуя себя офицерами и стратегами, безапелляционно указывают, как нужно воевать нашим воинам, куда далее наступать и т.п. Как говорится, это было бы смешно, если бы не было так грустно…

Мы сетуем на падение в русском народе культуры и отсутствие просвещения, и вполне обоснованно. Но и уровень образованности нашего священства, включая многих архиереев, очень невысок. А если пастыри не очень культурны и просвещены, может ли их паства обладать высшими качествами?!

Отчего положение дел в этой области так плохо? Оттого, в первую очередь, что папизм зримо разделяет священноначалие и пресвитерство от прихожан, не говоря уже об остальной массе населения. В этой системе административных отношений, где не любовь важна, а власть, культура и образованность слабо востребованы. И не случайно для многих светских лиц Русская церковь служит либо образчиком невежества и дремучести, либо «закрытого общества», живущего собственной жизнью. Характерно, что, не в силах отрицать тенденции папизма в РПЦ МП, мы по обыкновению не желаем придавать этому явлению предметные черты, рассуждая о папизме «вообще», или говорим о нем, как о прошедшем и кратком явлении в нашей Церкви.

Как-то один мой знакомый сказал, когда мы обсуждали социальную политику Советского государства, что в СССР власть кормила и лечила рабов, но от этого они не стали гражданами и личностями. Но сейчас рабов даже и не кормят, они – расходный материал, легко заменяемый, как кажется некоторым «политическим деятелям», представителями Среднеазиатских государств или Северной Кореи. Кто-нибудь осмелится сказать, что эти и близкие к нему важнейшие вопросы находятся в плане первоочередных задач нашей Церкви и ее священноначалия?! Скорее следует сказать, что они замалчиваются или игнорируются…

Как следствие, церковное общество не структурировано, оно не имеет эффективных форм взаимодействия с властью и остальным народом, демонстративно заявляет о себе, как стоящем «вне политики». Однако Церковь вне государства всегда гонима – это аксиома. Но мы и не пытаемся воцерковить власть, просвещая ее светом Евангелия и любовью, эту задачу вполне подменили собой товарно-денежные отношения, ставшие своеобразным критерием того, хорошо управляется приход, благочиние или епархия, или не очень. Опять же, ссылаемся на «свободу совести» и «плюрализм мнений», в которых нельзя отказать и представителям политической власти, как на причину нашего отказа от попыток их воцерковления. Иными словами, полагаем в основу нашей позиции доктринальные тезисы из либерально-светских учений, разлагающих Церковь.

Между тем, как свидетельствует история, без солидарной деятельности вместе с политической властью Церковь никогда не могла решать свои задачи. Мы любим говорить о себе, как о «Третьем Риме», хотя автор этих строк весьма скептически относится к этому учению и особенно к современным многочисленным попыткам его интерпретации. Но если уж мы хотим стать преемниками прежних христиан, то надлежит вспомнить некоторые характерные примеры.

Как, в частности, языческий Римский император Аврелиан в 272 г. решал вопрос об освобождении ересиархом Павлом Самосатским Антиохийской кафедры по просьбе местной церковной общины, поскольку она сама не в силах была изгнать узурпатора. Или эдикт императора св. Феодосия Великого, изданный в 380 г., согласно которому «Церковью» могли называться общины христиан, исповедующих Никейский Символ Веры; остальные лица императорским законом были признаны еретиками. Вот, к слову сказать, любопытно было бы посмотреть, как сегодняшние клерикалы отреагировали бы на эту акцию, случись она в наши дни? Как забыть, что «Торжество Православие» было подготовлено двумя вдовыми императрицами – св. Ириной в 787 г. и св. Феодорой в 843 г., открыто выступивших против епископов-иконоборцев и потребовавших восстановить почитание святых икон?!

Потому Византия и стала праматерью христианской цивилизации, что там были такие императоры, не отделявшие себя от Церкви и воспринимавшие всякое нерадение или кризис внутри нее, как трагедию всего государства и свою личную. Они прекрасно знали, что без нравственного возрождения или перерождения всякое государство обречено на более или менее длительную стагнацию. Общество, не скрепленное высшим авторитетом религиозных истин, обречено на вымирание. А дать их может только Церковь, как общество верующих во Христа братьев и сестер. И они всегда оставались первыми защитниками Церкви, равно как и вся политическая элита Византийской империи.

Однако и это еще не все – вырождение общества не может не привести к внутрицерковному кризису, разрушает Церковь изнутри, поскольку она – часть этого общества и не может не испытывать на себе его проблемы и состояние. Но мы сегодня упорно делаем вид, что где-то «там» существует общество, государство, а где-то отдельно от них — святая и непогрешимая Церковь. Но при этом понимаем под Церковью уже только священноначалие, и ему приписываем данное качество – весьма сомнительное с точки зрения христианского вероучения мероприятие.

Завершая свой краткий экскурс, скажем, что, очевидно, нельзя и невозможно говорить о духовном возрождении русского общества, не замечая, что сегодня наша Церковь находится в состоянии жестокого кризиса. Причем, в первую очередь это связано с глубоко ошибочным и порочным «учением», почти официальным, о том, что лишь в состоянии отделения себя от государства и общества Церковь может существовать хорошо и жить своей полнокровной жизнью. Увы, замыкаясь в себе, отделяясь от всего остального мира, Церковь неизменно и неизбежно начинает превращаться в аналог тому, что мы так любим выискивать в Римо-католиках – административно организованное общество, живущее по собственным законам и правилам и в самой меньшей степени – по Любви.

 Напротив, лишь деятельное участие всей Церкви в делах государства, постепенное воцерковление власти являются необходимой и обязательной стадией возрождения «Святой Руси». А это в свою очередь возможно лишь через преобразование внутрицерковной жизни, христианское просвещение членов Церкви и пастыреначальников.

Чем привлекала к себе христианская Церковь язычников еще во времена гонений? В первую очередь, безупречным нравственным образом жизни, любовью к ближним, жертвенностью, широчайшей практикой социального призрения, «нищелюбием» и силой веры, что невозможно без сознательного и решительного принятия слова Евангелия не только чувствами и душой, но и разумом. Без понимания христианства и его догматов вера в Спасителя неизменно начинает перерождаться в аналог языческого верования или символизм, где превалирует форма, а не содержание. Как известно, единожды это привело к жесточайшему и широкому церковному расколу, погубившему миллионы жизней и поставившему под угрозу существование самого Русского государства и Русской церкви.

Мы уже интеллектуально (не говоря уже о вере) ослабли настолько, что история нас ничему не учит? Или уже настолько не-Христовы, что Церковь нам не нужна?..


[1] Леонтьев К.Н. Письмо С.Ф. Шарапову.  4 Мая, 1888. Оптина пустынь//Леонтьев К.Н. Полное собрание сочинений. В 12 т. Т.12 (2). СПб., 2020. C.68.

[2]Вандам А.Е. Наше положение. М., 2021. С.75.

Ссылка на статью Леонида Болотина — https://ruskline.ru/news_rl/2022/08/29/chto_mozhem_my_patrioty

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *