Иконы

140552126mFVern_fs 30-01-10/20 395031232WAuQJC_fs 113223 15-03-01/12 15-03-01/13 15-03-01/45 qeqwe iiii hpim5358

Ссылки

Богослов.ру

Архивы

Библиотека

Рабство духа и божественное соработничество (этюд христианской антропологии)

«Какую неправду нашли во Мне отцы ваши, что удалились от Меня и пошли за суетой, и осуетились?» (Иер.2:5).

«Ночь прошла, а день приблизилсяитак, отвергнем дела тьмы и облечемся оружием света»(Рим.13:12).

«От века не слыхали, не внимали ухом, и никакой глаз не видал другого бога, кроме Тебя, Который столько сделал бы для надеющихся на Него»

(Ис.64:5)

I. Тайна человека

Кто ты, человек? Зачем пришел в этот мир? Каково твое предназначение? Все в нас необычно, и несложно убедиться, что мы созданы отлично от всех Божьих творений. Все живое имеет тело и дух, и лишь человек триипостасен: в нем есть душа, дух и тело. В человеке нет ничего лишнего: он сам, строение его тела, биологические характеристики – все не просто гармонично, все идеально. В полном противоречии с платоновской брезгливостью к телесной оболочке, расставание с которой в момент смерти означало для гениального философа античности торжественный миг освобождения благочестивой души, избавившейся от пороков и страстей1,человеческое тело являет собой настоящий сакральный объект культа.

Анти-Рим

Анти-Рим

                                  «Широка страна моя родная,

много в ней лесов, полей и рек!

Я другой такой страны не знаю…»

                                                                                                                В. Лебедев-Кумач

«Кто знает день, когда мы найдем себя среди человечества, и кто исчислит те бедствия, которые мы испытаем до свершения наших судеб?»

                                    П.Я. Чаадаев[1].

          I.

         Никакое общество не живет какой-то одной духовной традицией, политической тенденцией или подчинено единственному вектору исторического развития; как правило, всегда существуют разные пути, которые могут оказаться востребованными людьми, если верно отражают их чаяния и надежды. Одни идеи имеют тактический, фрагментарный характер, и век их недолог. Другие, напротив, захватывают собой народное сознание целиком и полностью, становясь путеводной звездой на многие десятилетия и даже века.

Читать далее

АLEKSEJ VELIČKO Mosca

La “sinfonia” di diritto romano e diritto canonico 

         I.

         Il rapporto di sacerdozio e impero, ovvero la «sinfonia», si è manifestato nell’Impero romano cristiano molte volte. Questo argomento è già stato trattato sia da me sia dai colleghi qui presenti. Oggi vorrei descrivere brevemente questa «sinfonia» sull’esempio del diritto canonico e del diritto romano. 

         Spesso si afferma che all’epoca dell’Impero romano la Chiesa e lo Stato abbiano avuto vite parallele, ma se così fosse stato, si sarebbe manifestata con evidenza la loro tendenza ad isolarsi l’una dall’altro. La storia, invece, ci propone scenari diversi. Nel corso di tutta la sua esistenza l’Impero romano non ha conosciuto la rigida separazione tra il “diritto dello Stato” e il “diritto della Chiesa”

Читать далее

«Светская Конституция» и «симфония властей»

             

         Тема «симфонии властей» сегодня в научных и публицистических кругах России получает довольно широкий интерес. Хотя, вместе с тем, нельзя не признать, что нередко он основывается либо на ложных мифологемах, либо на весьма вольном толковании идеи «симфонии». Так, стало модным выискивать признаки «симфонии» в самых неожиданных сферах: экономике, финансах, промышленности и т.п. А в контексте характера взаимоотношений между Церковью и государством «симфония» зачастую толкуется исключительно как параллельное сосуществование обоих союзов, как недопущение применения религиозных догматов и правил при построении политического общества и формирования его законодательства. Причем, речь не идет только о Русской Православной Церкви, а вообще о любом религиозном сообществе в контексте его отношений с государством.

Читать далее

А. М. Величко была присуждена премия имени Эдуарда Володина.

Борьба за человека и объективная реальность

«Бог заповедует нам любить всех, а мы изгнали любовь, и бежала она с земли. Не найдешь на земле совершенной любви по Богу. Всеми изгнана, всеми возненавидима любовь. А царствует зависть».

             преподобный Ефрем Сирин[1]

 «Я рассуждал сам с собой, что этого-то человека я мудрее, потому что мы с ним оба, пожалуй, ничего не знаем, но он, не зная, воображает, будто то-то знает, а я если уж не знаю, то и не воображаю». 

                                              Сократ[2]

«Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. Но кто любит Бога, тому дано знание о Нем». 

    (1 Кор.8:1-3)

            I.

Когда внезапно планы рушатся в мгновение ока без всяких, казалось бы, на то видимых причин, и впереди ожидает неизвестность, обильно насыщенная нашими же предположениями о грядущем самого мрачного толка, кто не испытал всепоглощающего ощущения паники и страха?! Кто сохранил самообладание в минуту, когда шок от рухнувших надежд приводил к параличу воли, сковавшему наши действия и сознание?! Кто не впадал в отчаяние от одиночества – неизбежного спутника любой неудачи?! Между тем, эти ощущения являются закономерным следствием того духовного состояния, в которым мы обычно пребываем. 

Разумеется, и в прежние времена человек не страдал от дефицита гордыни, но сегодня мы уже почти «сделали себе имя» (Быт.11:4), как некогда мечтали строители Вавилонской башни. Будем откровенны, никогда ранее самоуверенность не была так прочно укоренена в человеке, как в наши дни тотальной и повсеместной дехристианизации общества. Если что и усвоил крепко-накрепко «человек современный», так это то, что он является высшим творением мироздания. 

Сконцентрировавшись на себе (и в себе) самом, человек привык обходиться без Бога, ведь это пагубное убеждение о собственной исключительности родилось не на пустом месте и не вчера, хотя приняло современные филигранно-отточенные черты далеко не сразу. Родоначальники светской «антропоцентрической» философии долго искали доказательств господства человека над внешним миром, в том числе, как ни покажется странным, и в Библии.

Действительно, в Священном Писании содержатся многочисленные факты, подтверждающие, что человек создан господином мира, сотворцом Бога, является Его образом и подобием. Даже Ангелы не обладают этим свойством, и, несмотря на несопоставимость их и человеческих способностей, не они будут судить людей, а люди – Ангелов (1 Кор. 6:3); пусть даже только падших духов, которых Господь «соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня» (Иуд.6). Более того, святые будут судить мир (1 Кор. 6:2). Иными словами, при известных обстоятельствах человек становится мерилом вещей, событий и поступков. И категоризм его оценки таков, что она носит окончательный характер – ведь речь идет о Страшном Суде Христовом, где святым также уготовано место судей[3].

Читать далее

Государство и Церковь в Ромейской и Российской империях

Мог ли иметь успех церковный Собор во Флоренции 1439-1442 годах? Историада. Вып.42.

Наказание в каноническом праве

                                                                                                Величко А.М.,

                                                                              доктор юридических наук

                  

«Право не существует само для себя, его сутью, напротив, является жизнь самих людей»

                                                                                                          Савиньи Фридрих Карл фон[1]

«Всюду, где право впервые выступает в истории, всюду является оно в связи с религией. Повеления права выдаются за повеление божества – либо только некоторые, особенной нравственной важности и веса, либо же все. Не то, чтобы здесь действовали намерение, расчет, благочестивый обман – нет, сознание нравственной природы права, будучи субъективно воспринимаемо религиозно настроенной натурой как голос божества, объективно выражает свои внушения и воззрения как божественные откровения».

                                                                                                                      Иеринг Рудольф фон[2]

«Я смотрю на церковные наказания как на один из тех институтов церковного права, которые не могут замкнуться в неподвижные формы, при рассмотрении которых возникает неизбежный вопрос о границах между Церковью и государственной жизнью, между положением человека в Церкви, как ее члена, и между положением человека в государстве, как его гражданина. Отсюда неоспоримое и неизбежное сближение начал церковного права с воззрениями времени, со светским правосостоянием и, следовательно, с наукой права в обширном смысле».

                                                                                                                                  Суворов Н.С.[3]                                             

         I.

         Сегодня нередко (и весьма тенденциозно) утверждают, будто Церковь и государство вследствие антагонизма их природ обреченыжить в параллельных мирах. Но, очевидно, в таком случае нам должна открыться неуклонная и многовековая тенденция их самоизоляции друг от друга. Или хотя бы стремление Церкви освободиться от навязчивой опеки со стороны политической власти, что должно было бы выразиться, ко всему прочему, в ее независимом от государства альтернативном правотворчестве. 

Читать далее

Доклад на «Царских днях» в Балтийском федеральном университете (г. Калининград) 19 июля 2019 г.

   «Христианская культура и династические браки»

I.

Тема междинастических браков интересна, конечно, не только в контексте дипломатии. В известной степени они – критерий, по которому определяют, насколько те или иные государства принадлежат одной культуре, одному вероисповеданию и, если можно так выразиться, находятся на «одном уровне» развития.

Как известно, в отношении христианских государств многие столетия бытовала  неписаная традиция, не допускающая неравных браков, так называемых мезальянсов. Достаточно напомнить, что в свое время император Роман IЛакапин(Xв.) быстро растерял свое влияние среди представителей высшей политической элиты Византии вследствие брака  в октябре  927 г. своей внучки Мариис болгарским царем св. Петром(927-969). 

И неважно, что царь был христианином, и молодых венчал сам столичный патриарх. В Константинополе такой брак посчитали  предосудительным– кто мог решиться выдать царскую дочь за варвара? Только человек, не осознающий величия царского титула и не знающий древних традиций. Лакапин оправдывался: Мария была дочерью  не Римского самодержца, а лишь его внучкой, а потому не совсемцаревной. Однако приговор общества был однозначным. 

Правда, вскоре эта традиция дала глубокую трещину. Не пройдет и несколько лет, как царевна Феофано, сестра императоров Василия IIи Константина VIIIМакедонян, выйдет  замуж  за императора  Западной империи Оттона II, а их вторая сестра – св. Анна  станет супругой нашего великого предка святого и равноапостольного князя  Владимира. 

Читать далее

О любви

                                                                                                      Величко А.М.,

                                                                              доктор юридических наук

                                 

«Как возлюбил Меня Отец, и Я  возлюбил вас; пребудьте в любви Моей. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» 

      Ин.15:9-12.

«Более всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов»

                                        1 Петр.4:8.

«Я никогда не мог понять, — сказал Иван, — как можно любить своих ближних. Именно ближних-то, по-моему, и невозможно любить, а разве лишь дальних. Чтобы полюбить человека, надо, чтобы тот спрятался, а чуть лишь покажет лицо свое – пропала любовь».

Ф.М. Достоевский «Братья              Карамазовы»[1].

            I.

С духовным взрослением человек понимает, что сложность богопознания заключается не в том, чтобы узнать истину, содержащуюся в Евангелии, а в том, чтобы прочувствовать ее всем своим существом, сроднитьсяс ней душой. Слова прочитанные, но не испытанные на себе, мало что значат…

Признаться, в течение долгого времени завет Спасителя: «Потому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой» (Ин.13:35) воспринимались мной как внешний нравственный императив, не подлежащий обсуждению, но и не требующий внутренних сверхусилий. Да, мы обязанытак поступать, поскольку Бог есть любовь(Ин.3:8), а христиане должны во всем уподобляться Христу. Но это, собственно говоря, и все. Очевидно, однако, что подобное исполнение Божьего завета носит сугубо формальныйхарактер и не сопряжено с какими-то реальными душевными настроениями и разумным осмыслением того примера, который нам явил Спаситель. Как любовь касается нашей души, как она действует, какие духовные опыты сопутствуют этому процессу? – все эти вопросы остаются без ответа.

Читать далее

Свобода и грех

                                                                                                   Величко А.М.,

                                                                             доктор юридических наук

                                   

«Я исполняю Божье Слово, и все дела мои

                                                               благословенны» (Иак. 1:22)

«Землю железом сверлит человек, чтобы из недр ее добывать нефть, и достигает поставленной цели. Небо рассудком сверлит человек, чтобы похитить огонь Божества, но отвергается Богом за гордость».

                     Архимандрит Софроний (Сахаров)[1]

        «Когда человек заменяет Божественную идею человеческой, все рушится, погребая себя под своими же гигантскими развалинами»

                                  Кортес Хуан Доносо[2]

         I.

         Свобода человека… Сколько слов и крови пролито в защиту и во имя нее. Обычно она понимается очень широко: «права», «свободы», возможность для человека строить собственный мир и жить в нем по собственному разумению без каких-либо внешнихстеснений, ограничиваясь лишь свободой других людей. Человек действительно по природе своей рождается свободным, и более никто из сотворенных существ этим качеством не наделен. Но возникло оно не по случайной прихоти хаотических сил, не в силу социальных и политических преобразований, а исключительно потому, что мы сотвореныБогом подобными Ему и по Его образу. А потому уже изначально неверно говорить о свободе, игнорируя ее духовную природу. Только это знание способно объяснить нам, чтотакое свобода, и когда человек по-настоящемусвободен.

Читать далее

Доклад Величко А.М. на научной конференции, посвященной Н.Н. Алексееву (140-лет со дня рождения) 7 июня 2019 г.

Человеческие скорби и Божественное утешение

                                                                                                  Величко А.М.,

                                                                              доктор юридических наук

                 Человеческие скорби и Божественное утешение

«Жизнь – это не дом отдыха: она имеет радости, но имеет и скорби. Воскресению предшествует Распятие. Удары испытаний необходимы для спасения нашей души, ибо они ее очищают».

                                                                          Преподобный Паисий Святогорец[1]

«Вы спрашиваете, что значит: зажечь беду вокруг себя? Это глубокое чувство опасности своего положения, и опасности крайней, от коей нет иного спасения, как в Господе Иисусе Христе. Сие чувство и будет гнать нас к Господу и заставлять непрестанно вопиять: помоги, защити! Оно было у всех святых и никогда их не оставляло. Противное ему есть чувство довольства своим положением, которое успокаивает человека и погашает в нем всякую заботу о спасении».

                                                                                               Преподобный Феофан Затворник[2].

         Как человек воспринимает скорби, и что они значат для него? Обычно полагают, что скорбить – это «грустить», «тосковать», «печалиться», «тужить», «сокрушаться», «кручиниться» и т. п[3]. Негативный контекст слова очевиден, и с точки зрения человека, далекого от Церкви, скорби – всегда наказание. Вопрос лишь в одном: справедливое оно или нет, по делам или это слепой удар безжалостной судьбы.

Даже в тех случаях, когда абстрактный рок заменяется в сознании человека Богом, общий настрой остается неизменным. Как правило, наша оценка скорбей неизменно вьется вокруг той мысли, что они несправедливы, поскольку «я» никак не хуже других («за что же все это мне?!»). Но раз уж Господь (или судьба) решил наказать меня, то, очевидно, итог по прошествии некоторого времени должен быть в обязательном порядке положительным: все мы имеем самое доброе расположение к себе.

Подробнее

Молитва в жизни современного человека

Величко А.М.,

                                                                              доктор юридических наук

  Молитва в жизни современного человека 

«Есть еще люди Божии, люди молитвы, и Добрый Бог терпит нас. Эти люди молитвы оставляют нам надежду»[1].

          I.

          Сегодня много – и справедливо – говорят об упадке религиозного сознания и угасании молитвенного бдения. «Человек современный» не просто не умеет, он не хочетмолиться – вот беда! Впрочем, глубокие и проникновенные умы еще 100 лет назад замечали эту зарождающуюся тенденцию. К.Н. Леонтьев (1831-1891) писал: «Отчего государственно-религиозное падение Рима, при всех ужасах Колизея, цареубийств, самоубийств и при утонченно-сатанинском половом разврате, имело себе, однако, так много неотразимой поэзии, а современное демократическое разложение Европы так некрасиво, сухо, прозаично? Бог — это свет, и духовный, и вещественный; свет чистейший и неизобразимый. Есть и ложный свет, обманчивый. Это свет демонов, существ, Богом же созданных, но уклонившихся, как известно. Классический мир и во время падения своего поклонялся хоть и ложному свету языческих божеств, но все-таки свету… А современная Европа даже и демонов не знает. Ее жизнь и ложным светом не освящается»[2]. Остается лишь добавить, что сегодня уже нужно говорить об этих явлениях не только в католико-протестантской Европе, но и в православной России.

Читать далее

Доклад А.М. Величко 21 марта 2019 г. в Самаре на тему: «Вселенский патриарх и власть в Церкви (о взаимоотношениях Константинополя и Москвы)».

Война и мир в духовной жизни человека (о нашей «свободе»)

                                                                               Величко А.М.,

                                                                              доктор юридических наук

     

«Некоторые говорят: ныне нет мученического подвига. Несправедливо. Умри греху и будешь мучеником».

                                                                                                                              Авва Афанасий[1]

«Когда мы связаны со Христом абсолютным доверием, тогда мы счастливы и радостны. Пребываем в райской радости. Молитесь Богу с распростертыми руками. Это — тайна святых».

Преподобный                  Порфирий   Кавсокаливит[2]

         I.

Для чего мы живем? В чем смысл нашей жизни? Даже людям, далеким от умозрительного философствования, рано или поздно приходят на ум эти вопросы. Они же напрямую подводят к главному: ктомы, чтотакое человек? Случайный каприз, возникший из неразумной природы, игра химических реакций и пыль на дороге истории? Или образ Божий, Божье творение – причем, не только самое высшее, но и любимое. Для сколь-либо разумного сознания ответ очевиден. Как и главная задача человека на земле, заповеданная Создателем, – обожиться, стать тем, кем мы должны быть

Но как уподобиться Христу? Для этого нужно пройти по жизни Его путем, или, как писал один русский священник, «ту чашу, которую Ты просил пронести мимо, позволь пригубить и мне, недостойному рабу Твоему»[3]. А это далеко не просто – «можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» (Матф.20:22). Ведь «будете ненавидимы всеми за имя Мое… Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего: довольно для ученика, чтобы он был как учитель его, и для слуги, чтобы он был как господин его. Если хозяина дома назвали веельзевулом, не тем ли более домашних его?» (Матф.10:22-25). Но это и означает стать сопричастнымХристу, самой нашей жизнью засвидетельствовать верность Ему.

Читать далее

Доклад А.М. Величко 28 января 2019 г. на Рождественских чтениях на тему: «Исихазм как политическое явление».



Смотреть по ссылке:

https://cloud.mail.ru/stock/fBhgtbFtMSiEd7vJq1XQfFoj

Доклад в Русском экономическом обществе 24 января 2019 г. Тема доклада: «Украинский церковный раскол: борьба вселенских кафедр (к вопросу о восточном папизме)»

Исихазм как политическое явление

 Величко А.М.,

        доктор юридических наук

                            Исихазм как политическое явление

«Сила и сущность Византии в том, что жизнь не была отделена от религии. Сила в том, что стремились, пусть и не всегда удачно, приблизить свое делание к Церкви, поднять все до ее  уровня, уйти в нее. В Византии не было церковных обывателей, религиозных разночинцев, все дышали и не могли не дышать, и не хотели ничем иным дышать, кроме атмосферою церковности. Они искали вечную правду, тосковали по ненайденной истине».

        Киприан (Керн), архимандрит

Влияние конкретной идеологии на политико-правовые воззрения и правосознание определенного народа совершенно бесспорно. Об этом много и пространно писали. Не менее оправдана и та мысль, что христианство, не являясь идеологией само по себе, зачастую становится основой для рождения многих из них, причем нередко диаметрально противоположных. Ну казалось бы, какое отношение духовная практика имеет к вопросам государственного устройства и судьбам целых цивилизаций?! Однако молитва, как и вера, занимает особое место в жизни человека. Ее действие следует рассматривать с разных сторон: как способ освободиться от страстей, умолить Бога о прощении; как средство успокоения души, стяжание внутреннего мира, приводящее к совершенному покою, исихии; и как метод богопознания, приближения к самому Богу. 

Читать далее

Читательская конференция в Южном федеральном университете 25 декабрям2018 г.

Интервью Величко Алексея Михайловича для интернет-издания Православие и Мир

Этот раскол – более масштабный, чем “денисенковский”

15 декабря в Киеве завершился «объединительный собор», на котором был избран глава новой, так называемой «Православной церкви Украины». Два митрополита УПЦ МП присутствовали на соборе и вскоре они объявили о том, что переходят в новую «автокефальную церковь». Доктор юридических наук, действительный государственный советник юстиции Российской Федерации второго класса Алексей Величко поделился своими прогнозами о дальнейшем развитии событий с «Правмиром».

 

Читать далее

Свобода Церкви и в Церкви

«Человек может обращаться  к

добру только в свободе, которую

Бог ему дал как высший знак

Своего образа»[1]. 

 

                                         

 «Дело не в том, чтобы найти

такой способ церковного

управления, в котором было бы

больше свободы и меньше

авторитета или, наоборот,

больше авторитета и меньше

свободы. Дело в том, чтобы в нас

самих снова воцарился образ

Церкви как Духа, как Царства

свободы и любви».

                         Шмеман Александр, протопресвитер[2].

 

         I.

 

Сегодняшняя  фронда  «Москва-Константинополь» и принятие решений по важнейшим  проблемам  узкой  группой  синодального  аппарата, со всей остротой поставили под сомнения существующие формы организации церковной жизни  и вернули  к  жизни «вечный» вопрос. А именно, о свободе Церкви и в Церкви, которую, выражаясь обще, понимают как возможность ее членам беспрепятственно организовать  свою жизнь по Евангелию. В целом, «восхождение к полноте свободы сводится к искреннему, постоянному, смиренному и любовному исканию и исполнению воле Господней, преображению сей жизни»[3].

 

Читать далее

Величко А.М.

Прецедент или  традиция?

         (по вопросу противостояния Константинополя и Москвы)      

           

         «Ввиду продолжающихся антиканонических действий Константинопольского Патриархата признать невозможным дальнейшее пребывание с ним в евхаристическом общении»… — эти слова Священного Синода Русской Православной Церкви 15 октября 2018 года вошли в историю, создав прецедент, едва ли могущий вызвать положительные чувства.

         Нам говорят, будто никакого иного решения в данной ситуации быть не могло, что это — временное решение. Но из-за частокола слов о «братской любви» и «братском увещевании»  всплывает главное, что пока вслух не называется, но само собой подразумевается — раскол.

 

Читать далее

Интервью Величко Алексея Михайловича для программы Центральное Телевидение (НТВ)

Интервью Величко Алексея Михайловича для интернет-издания Православие и Мир

Украинский церковный кризис: разрыв евхаристического общения – что дальше

Украинский церковный кризис: разрыв евхаристического общения – что дальше
 

Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение прекратить евхаристическое общение с Константинопольским Патриархатом.

В Заявлении, в частности, сказано: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».

Читать далее

Интервью Величко Алексея Михайловича для интернет-издания Православие и Мир

Снятие анафемы с Филарета и процесс автокефалии: греки блефуют

О последствиях снятия анафемы с Филарета размышляет доктор юридических наук, специалист в области церковного права и византинистики Алексей Величко.
Снятие анафемы с Филарета и процесс автокефалии: греки блефуют
 
 

Читать далее

Интервью Величко Алексея Михайловича для газеты Комсомольская Правда

Константинополь снял с главы украинских раскольников Филарета анафему: ждет ли Украину теперь и религиозная война

Глава так называемого Киевского патриархата Филарет Денисенко был предан анафеме со стороны РПЦ еще в 1997 году.Глава так называемого Киевского патриархата Филарет Денисенко был предан анафеме со стороны РПЦ еще в 1997 году.
1. С чего все началось?

Читать далее

Интервью Величко Алексея Михайловича для интернет-издания Православие и Мир

Слава Богу, мы не можем назвать друг друга еретиками

АЛЕКСЕЙ ВЕЛИЧКО , ДАРЬЯ РОЩЕНЯ
О юридических основаниях и исторических прецедентах для предоставления томоса Украине Константинопольским патриархом размышляет доктор юридических наук, действительный государственный советник юстиции Российской Федерации второго класса Алексей Величко.
Слава Богу, мы не можем назвать друг друга еретиками
 
 
Процедура меняется. Благо Церкви остается
 
 
 

– Может ли Московский Патриархат предоставить автокефалию? Существует ли вообще процедура ее провозглашения?

Выступление Величко А.М. на Русском Народном Соборе 30.03.18