Иконы
30-01-10/12 30-01-10/18 30-01-10/20 15-03-01/ 8 15-03-02/ 1 eee imper2 hpim5358 hpim5360 hpim5362
Ссылки
Богослов.ру
Архивы

Онтология византинизма

Величко А.М.,
доктор юридических наук

«Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси

живущие на ней. Той на морях основал ю есть,

и на реках уготовал ю есть. Кто взыдет на гору Господню?

Или кто станет на месте святем Его?».
(Пс. 23)

«У Византии было свое историософское предназначение, которое она исполнила до конца и тем вошла во всемирную историю как величайшая империя и непобедимая твердыня… Византийское наследие продолжает уже свыше пятисот лет влиять на судьбы евразийского материка, а духовный стержень Византии — Православие — как было, так и остается смыслообразующей основой всемирной истории».
Эдуард Володи
н

Среди череды многочисленных событий, буднично формирующих исторический фон, порой встречаются отдельные феноменальные исключения, интерес к которым не ослабевает в течение многих веков, притягивающие к себе каким-то трудно уловимым и порой необъяснимым обаянием. Сказанное в полной мере относится к византинизму как особой эпохе человеческой и, конечно, в первую очередь христианской цивилизации, где чудесным образом сформировалась и тысячелетие существовала православная Империя с удивительной по своей гармонии системой взаимоотношения Церкви и государства («симфония властей») и со всеми вытекающими отсюда атрибутами.
Византинизм как понятие нельзя отождествить только с определенным типом государства, хотя, конечно, без христианского общественного идеала византинизм немыслим. Это еще чудо Веры, политический и культурный феномен, вот уже в течение многих столетий притягивающий к себе ученых, исследователей и просто рядовых верующих. Наряду с этим византинизм – это источник духовных сокровищ, едва ли исчерпанных или даже хотя бы понятых нами до конца.
В данной характеристике нет никакого преувеличения. Конечно, в земной жизни наряду с прекрасным, героическим, возвышенным всегда найдется место грязи, пошлости, предательству и обману. Но при всех политических интригах, дворцовых переворотах, общественных нестроениях и военных неудачах, униональных спорах и церковных расколах Византийская империя явила собой многогранный, универсальный идеал, неизменно манящий к себе взоры католиков, православных и протестантов даже в наше ультрапрагматичное время, когда идеалы вообще мало востребованы.
Блеск и величие Византии, ее общественных, политических и правовых институтов отнюдь не покажутся нам случайной и произвольной прихотью истории, если мы задумаемся над некоторыми немаловажными обстоятельствами.
Господь явил Себя миру в конкретное время и в конкретном месте — не случайно в Символе Веры специально указывается, что Спаситель был распят именно при Понтии Пилате, а не при каком-либо другом лице. Он пришел в Священную Римскую империю, аналога которой и конкурентов в то время попросту не существовало. Это было величайшее по своим размерам государство, подлинно всемирная держава, раскинувшаяся от холодных вод Темзы до реки Иордан, где крестился Спаситель, и от берегов Дуная до пустынных земель Северной Африки. В Империи проживало около 120 млн. человек, а организация общественного порядка была такова, что путешественник мог пройти ее из края в край по великолепным дорогам, отчасти сохранившимся даже до наших дней, не беспокоясь о своей безопасности.
Рим всегда был знаменит образцовой и победоносной армией, позволяющей себе иногда терпеть поражения, но никогда не проигрывавшей войн, возглавляемой талантливыми полководцами и горячими патриотами своего отечества.
Рим обоснованно прославился также великолепной правовой системой, по глубине проработки юридических понятий и институтов далеко превосходившей запросы и потребности гражданского оборота своего времени и даже последующих столетий. Господство права и закона, уровень римского правосознания находились в те годы в Империи на невероятной высоте. Достаточно напомнить, что когда задержанный, выражаясь современным языком на глубокой периферии (в Иерусалиме), за миссионерство апостол Павел заявил о своем римском гражданстве, тысяченачальник отправил его для суда в Кесарию, где находился некто Феликс — римский правитель этих областей. В качестве конвоя с апостолом Павлом было отправлено 200 пеших воинов, 70 конников и две сотни стрелков для обеспечения безопасности Апостола. Требования врагов Апостола о судебном следствии на месте «преступления» по местным обычаям, как противоречащие римскому закону, были отклонены (Деян. 22, 25-30; 23, 23-28).
Пожалуй, этот прецедент, к сожалению, сегодня едва ли будет являться нормой для лиц, облаченных властью. А вот в те древние и «дикие» времена такие меры считались сами собой разумеющимися, поскольку речь шла о правовых гарантиях римского гражданина, которые обязано было обеспечить государство. И можно предположить, что тысяченачальник не потому только предотвратил самосуд иудеев над апостолом Павлом, что свято чтил закон, хотя и это нельзя сбрасывать со счетов. Но, очевидно, еще и потому, что о ненадлежащем исполнении им обязанности по защите прав римского гражданина вскоре стало бы известно в столице, и император не замедлил бы наказать нерадивого подчиненного, преступающего закон.
Уже в то время, задолго до появления доктрин о «социальном государстве» и о «политической системе», в Риме существовали замечательные общественные и политические институты. Было развито социальное призрение (в виде систематической и бесплатной раздачи хлеба бедным), выдавались пенсии для ветеранов войн (путем выделения им земельных участков и предоставления льгот по налогообложению). При авторитетном действующем сенате Рим узнал уже к тому времени императорскую власть и выгоды единоличного правления, соединенные с широким народным представительством.
скачать и читать полностью 15 стр Онтология византинизма

Добавить комментарий