Иконы
15030261 30-01-10/18 30-01-10/20 Byzantinischer_Mosaizist_des_9._Jahrhunderts_001 15-03-02/ 1 dssdfsdf qeqwe iiii hpim5358 hpim5359
Ссылки
Богослов.ру
Архивы

Интервью Величко Алексея Михайловича для интернет-издания Православие и Мир

Этот раскол – более масштабный, чем “денисенковский”

15 декабря в Киеве завершился «объединительный собор», на котором был избран глава новой, так называемой «Православной церкви Украины». Два митрополита УПЦ МП присутствовали на соборе и вскоре они объявили о том, что переходят в новую «автокефальную церковь». Доктор юридических наук, действительный государственный советник юстиции Российской Федерации второго класса Алексей Величко поделился своими прогнозами о дальнейшем развитии событий с «Правмиром».

 

Это событие, конечно, отрицательное. Это начало раскола. Чего нам ждать дальше? Дальнейшее развитие событий может быть каким угодно. Всё будет зависеть от дальнейших  политических решений Порошенко. Возможно, сейчас он простимулирует других епископов и другие приходы переходить в новую церковь, предложит им какие-то преференции. В противном случае может сказать:  «Не захотите перейти к нам – открою огонь на поражение». Но если Порошенко сейчас не будет так сильно давить, раскол может локализоваться.

Внутри церкви все уже настолько привыкли к административному подчинению внутри церкви, что зачастую позиция правящего архиерея становится безальтернативной и монопольной. Бывший митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко) всегда пользовался достаточно высоким авторитетом на Украине. Долгое время он был секретарем блаженнейшего митрополита Владимира. Вполне естественно, что его мнение будет влиять  на широкую аудиторию.

Многое будет зависеть от того, насколько он резко будет высказывать свое мнение, насколько часто он будет использовать административный рычаг, который у него по-прежнему есть. Он может запретить священников в служении, а тех, кто идет против его воли, он может даже лишить сана. Конечно же, этот священник может подать апелляцию на имя митрополита Онуфрия, и его прошение, конечно же, удовлетворят, отменят запрет на служение, но представьте, как все это технически сложно. Много ли найдется таких стойких героев среди местного духовенства, учитывая также и окружение, которое, например, не поддерживает их?

Конечно, любой рядовой священник сейчас стоит перед выбором – уйти за своим митрополитом, к которому он уже вроде привык и который для него, скорее всего, обладает большим авторитетом, или остаться в ведении Московского патриархата, который где-то далеко и непонятно, будет ли участвовать в его жизни.  Быть может, тот же Александр (Драбинко) проявит благоразумие и архипастырскую любовь и не будет предпринимать жесткие меры. В идеале митрополия внутри себя размежуется: кто-то будет за новую автокефальную церковь, кто-то будет против. Но это в идеале.

А на деле все это очень сложно – как будет разделяться имущество? Каких храмы отойдут в новую церковь, какие останутся при УПЦ МП? Как сейчас будут править новые архиереи УПЦ, которых назначили вместо ушедших в раскол? Им сейчас придется очень нелегко. Вариантов развития событий много, но один из прогнозов – что духовенство той же Винницкой епархии не сможет долго выдерживать натиск и давление, которые будут идти и от представителей «новой церкви», и от того же Порошенко.

Вообще то, насколько сейчас будет нарастать раскол и какие он будет иметь последствия, зависит, на мой взгляд только от политической ситуации.

Я думаю, что официальные точки зрения других церквей не будут иметь определяющего значения. В Эстонии, например, создали же «новую» церковь вместо нашей  московской. Мы ее не признали, а кто-то признал. Ну и что? Ничего особо не изменилось. Реакция других церквей, если только она не будет носить жестко выраженный антиконстантинопольский характер, ни на что серьезно, на мой взгляд, не повлияет. Это просто будут аргументы второго плана, которые будут приводить разные стороны.

Конечно, все происходящее очень печально. Это раскол. И на мой взгляд он носит более болезненный и стратегически более масштабный характер, чем тот же «денисенковский» раскол 1992 года. Это было еще небольшое образование в отличие от того, что может произойти сейчас.

Добавить комментарий