Иконы
30-01-10/20 113222 15-03-01/ 8 15-03-01/12 15-03-02/ 1 15-03-02/10 15-03-02/32 dssdfsdf qeqwe hpim5360
Ссылки
Богослов.ру
Архивы

Доклад на «Царских днях» в Балтийском федеральном университете (г. Калининград) 19 июля 2019 г.

   «Христианская культура и династические браки»

I.

Тема междинастических браков интересна, конечно, не только в контексте дипломатии. В известной степени они – критерий, по которому определяют, насколько те или иные государства принадлежат одной культуре, одному вероисповеданию и, если можно так выразиться, находятся на «одном уровне» развития.

Как известно, в отношении христианских государств многие столетия бытовала  неписаная традиция, не допускающая неравных браков, так называемых мезальянсов. Достаточно напомнить, что в свое время император Роман IЛакапин(Xв.) быстро растерял свое влияние среди представителей высшей политической элиты Византии вследствие брака  в октябре  927 г. своей внучки Мариис болгарским царем св. Петром(927-969). 

И неважно, что царь был христианином, и молодых венчал сам столичный патриарх. В Константинополе такой брак посчитали  предосудительным– кто мог решиться выдать царскую дочь за варвара? Только человек, не осознающий величия царского титула и не знающий древних традиций. Лакапин оправдывался: Мария была дочерью  не Римского самодержца, а лишь его внучкой, а потому не совсемцаревной. Однако приговор общества был однозначным. 

Правда, вскоре эта традиция дала глубокую трещину. Не пройдет и несколько лет, как царевна Феофано, сестра императоров Василия IIи Константина VIIIМакедонян, выйдет  замуж  за императора  Западной империи Оттона II, а их вторая сестра – св. Анна  станет супругой нашего великого предка святого и равноапостольного князя  Владимира. 

О роли, которую сыграла св. Анна в судьбе нашего отечества и всей христианской цивилизации говорить, конечно, не приходится; она известна. Но и судьба царевны Феофано весьма интересна. Так, в частности, с ней в Германию были отправлены мощи святого целителя и великомученика Пантелеймона, память которого особенно почитается с тех пор в Кельне, где новая императрица германцев  организовала монастырь и оставила в нем драгоценную реликвию. А ее брак, тяжело начавшийся для юной принцессы, оказался на редкость счастливым. Феофано имела решающее влияние на своего мужа, а рожденный от  этого  союза  Оттон III, будущий преемник своего отца, скорее был византийцем по убеждениям, чем германцем.

В последующем Византийские самодержцы уже не стеснялись идти на  сомнительные брачные союзы с иноплеменными вождями. В 1104 г. по настоянию отца будущий император Иоанн IIКомнинженился на дочери Венгерского короля ЛаслоIСвятого(1077-1095). Примечательно, что по матери — Аделаиде Швабской, невеста являлась наполовину германкой и была глубоко верующей католичкой. Но впоследствии она  будет канонизирована Восточной церковью как святая Ирина.

Его сын император  Мануил IКомнинбыл дважды женат, и оба раза на иностранках: первая его жена Иринабыла германкой, а вторая – Мария Антиохийская– француженкой. Император АндроникIIIПалеологтакже был женат дважды: первый раз на германке Ирине, а когда супруга скончалась —  на Анне Савойской (1327-1359), дочери графа АмадеяVСавойского.Как известно, в последующие годы эта практика приняла широчайшие черты. 

И хотя династические брачные союзы действительно решали многие внешнеполитические проблемы, существовали известные табу, своего рода неписаные правила о том, в каких случаях такие браки допустимы, а в каких – нет. 

В частности, почти категорически не допускались браки с иноверцами. Правда, иногда приходилось идти и на это, чтобы спасти Византийскую империю. Так, император Михаил VIIIПалеологвыдал в 1263 г. свою дочь, пусть и внебрачную, преподобную Марию Монгольскуюза монгольского  хана  Абага. И хотя  тот являлся христианином несторианского толка, такой брак был в равной степени спасительным и предосудительным одновременно. Еще горшая доля досталась императору Иоанну VIКантакузену. Он был вынужден отдать свою дочь красавицу Феодоруза  Сулеймана-паши Гази(1324-1362), сатрапа Вифинии.

Надо сказать, Феодора Кантакузен многое сделала для спасения Православия и своей родины. Имея большое влияние на престарелого мужа, она удерживала его от активных действий против Византии, восстанавливала  храмы  и на свои деньги выкупала пленных христиан. После смерти мужа  она вернется в Константинополь, где позднее и умрет. 

Все же, повторимся, подобные прецеденты были крайне редки. И если брачные союзы заключались, то в целом это было первым признаком того, что стороны не считают своих визави иноверцами.  

Мы знаем, что эта практика не обошла стороной и нашу Родину. Так, в 1089 г. император Генрих IVвступил в брак с Евпраксиньей(1069-1109), уже к тому времени вдовой женщиной – ее первым мужем был граф Генрих IIIДлинный (1065-1087). К несчастью, семейная жизнь не задалась: их малолетний сын скончался, муж ужасно ревновал ее и даже обвинил в сожительстве с собственным сыном от первого брака.  Евпраксинья  обратилась с жалобой на имя Римского папы и получила полное  удовлетворение. После смерти мужа она вернулась в Киев, приняла монашеский постриг и скончалась в 1109 г., после чего была похоронена в Печерском монастыре.

Дочь Киевского князя Мстислава Владимировича(1125-1132)  Ефросиния  Мстиславовна(1130-1186)  в  16-летнем возрасте вышла замуж за Венгерского короля  Гезу II(1141-1162), не меняя веры путем какой-либо официальной процедуры. Вскоре она стала матерью двоих сыновей, после чего перебралась в монастырь иоаннитов в Иерусалим. 

Анастасия Ярославна, старшая дочь Киевского князя свЯрослава Мудрого,стала матерью Венгерского короля Шаломона(1063-1074). Ее сестра АннаЯрославна– женой Французского короля Генриха I, а Елизавета Ярославна– Норвежского короляХаральда III.

Евфимия Владимировна(1096-1139), дочь Великого князя Киевского св. Владимира Мономаха(1113-1125), также вышла замуж за Венгерского короля Кальмана IКнижника(1095-1116). Однако под конец жизни она вернулась в Киев и приняла монашеский постриг. 

Эта практика не казалась необычной и для других православных государств. Так, Илона Сербская(1131-1141) была супругой Венгерского короля Белы II(1131-1141) — очевидное несоответствие конфессиональной принадлежности мужа и жены. А Сербская королевасв. Елена Анжуйская(1236-1314), мать короля св. Стефана Уроша II(1282-1321), урожденная француженка и твердая католичка, имела широкую переписку с Римской курией. При этом оставалась чрезвычайно популярной в народе, и Сербский архиепископ Данило(1271-1272) отдавал должное ее христианскому благочестию и уму. Позднее она была прославлена в Сербии как местночтимая святая. 

Эти и многие другие факты без сомнения подтверждают, что не только в 1054 г., но и века позднее Запад и Восток не воспринимались современниками как разные,полярные величины. Они являлись детьми единой Христовой Церкви, хотя, конечно, испытывали некоторое недружелюбие друг по отношению к другу. Что обуславливалось в первую очередь политическими причинами

Не только в брачных вопросах, но и в других, ортодоксы и латиняне отнюдь не спешили анафематствовать друг друга. Характерная ситуация возникла, например, в XIIIстолетии, когда святительСавва Сербский, желая получить автокефалию,  одновременнообратился с соответствующим посланием и к Римскому папе, и к Константинопольскому патриарху.

А в 1217 г. папский легат венчал брата архиепископа на королевство, после чего тот стал именоваться св. Стефаном Первовенчанным(1217-1228). Этот факт с очевидностью свидетельствует в пользу того, что для современников Кафолическая Церковь все еще оставалась единой.

Письмо Римского папы Иннокентия III, датированное 1205 г., Болгарскому царю Калояну, который также обращался за признанием своего царского титула  в  два указанных выше адреса,весьма интересно. Апостолик напомнил, что особой благодатью отличает Болгарского царя из всех христианских владык, поскольку тот добровольно посвятил Римской церкви свое царство, «как частное достояние святого апостола Петра». Примечательно, что Болгарский царь не стал опротестовывать этой формулировки.

II.

Вообще следует сказать, что после трагичных событий в июле 1054 г.  и Восток,  и  Запад неоднократно пытались искать пути примирения. Никто, разумеется, и думать не мог о церковном расколе, хотя уже за столетие до этого латиняне и греки дружно вычеркивали предстоятелей конкурирующих кафедр из диптихов. Но на межцерковномобщении это мало отражалось.

Так, уже в 1055 г. папа Виктор IIнаправил  латинского архиепископа в Константинополь – и вновь забрезжила надежда на преодоление раскола, увы, не реализованная. 

Вскоре другой Римский епископ Стефан X(1057-1058) делегировал посольство в византийскую столицу, но понтифик умер, и переговоры сорвались. 

В 1071 и 1073 гг. папа Александр II(1061-1073) дважды пытался возобновить переговоры, и вновь безуспешно. 

А начиная с 1084 г., император Алексей IКомнин(1081-1118) состоял в постоянной переписке с папой. По его просьбе в 1091 г. архиепископ Феофилакт Болгарскийнаписал пространное сочинение в весьма миролюбивом тоне, пытаясь доказать беспочвенность утверждений о наличии серьезных разногласиях между латинянами и византийцами. 

Следует сказать, что вопреки расхожему мнению, Евхаристическое общение с Западной церковью не было прервано на Востоке повсеместно. Так, например, Александрийская церковь еще долгое время состояла в теплых и дружеских отношениях  с  Римом и, как ни в чем не бывало, обменивалась с ним корреспонденциями. 

Полагая, что вопрос о восстановлении церковного единства в целом почти решен, император Иоанн IIКомнин в 1141 г. обратился к понтифику с официальным предложением принять духовную власть над Восточной церковью при условии венчания себя императорской диадемой единой и вечно священной Римской империи.

В 1167 г. уже другой император — Мануил IКомнинотправил посольство к папе Александру III(1159-1181) с предложением созвать Вселенский Собор и окончательно решить вопрос о восстановление былого единства Церквей. Небезынтересно отметить, что в ответ на предложение царя воссоздать Священную Римскую империю под главенством Византийского императора и Римского папы, Александр IIIнаправил в Константинополь  своих  легатов, которым  категорично  запретилподнимать вопрос о Filioque. Требования Апостольской кафедры касались лишь  поминания  папы  в  диптихах Восточной церкви, признание главенства понтифика в Кафолической Церкви, и право кассации к нему решений по всем церковным спорам.

Подытожив, отметим, что династические браки представителей Запада и Востока не только играли важную роль в деле преодоления церковного раскола и обеспечения внешнеполитической безопасности многих европейских государств, включая Россию. Они были тем спасительным мостиком культурного обмена,который не позволил христианской цивилизации рассыпаться на отдельные самодостаточные анклавы на протяжении многих столетий. Нет сомнений, что эта практика и сам исторический опыт взаимодействия Запада и Востока обязывает нас сегодня искать  новыепути преодоления нашего отчуждения и объединения в рамках единой христианской Церкви и культуры.

Добавить комментарий