Иконы

30-01-10/18 30-01-10/20 113222 113223 15-03-02/ 1 15-03-02/10 eee qeqwe wewe iiii

Ссылки

Богослов.ру

Архивы

Величко А. М.

Книги и публикации Величко Алексея Михайловича

Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур.

Величко А.М.,
доктор юридических наук

Рецензенты: доктор Юридических наук И. Ю. Козлихин  (СПБГУ), доктор юридических наук С. А. Комаров (Всероссийская государственная налоговая академия).

Величко А.М.

Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур. — СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург). 1999. — 235 с.

Монография посвящена одной из наиболее актуальных и малоразработанных проблем отечественного правоведения: Возможности практической реализации в России идей демократии и правового государства. Решение этого вопроса, по мнению автора, возможно только в том случае, когда данные идеи обладают универсальным, всеобщим характером и имеют объективные предпосылки в духовных основах российской государственности. Детально анализируются основные исторические формы, Присущие Российской правовой культуре И основанные на качественно ином содержании начал российского правосознания, не отождествимых с западным. Работа носит многоплановый характер и затрагивает не только философско-правовые, духовные аспекты, но и исторические.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических, исторических факультетов, а также всех интересующихся историей Российской государственности и российской философии права.
© А. М. Величко, 1999

© Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 1999

 

В одной из работ известного американского исследователя Ф. Фукуямы, вышедшей в свет в 1989 году, содержатся два  поистине монументальных тезиса: 1) о приближающемся конце истории, что проявляется в постепенном распространении идей западной демократии и либерализма уже и в странах бывшего социалистического лагеря и в том числе – России, 2) о том, что в ходе исторического прогресса  идеи либерализма и западная правовая культура в целом подтвердили свое господствующее идеологическое положение. «У либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив»,- пишет указанный автор.

Сама постановка вопроса не может не вызвать известного критического отношения, поскольку, очевидно, подобные утверждения возможны только в случае бесспорного доказательства того предположения, что остальные правовые культуры современности уже утратили свои  специфические, национальные основы и последующее их развитие (и само существование) возможны только при условии переориентации на идеалы западного либерализма. Только в этом случае возможно доказательство того, что современный процесс интеграции проходит именно под знаком  слияния, универсализации правовых культур. Только в этом случае  возможно утверждение о конце истории в том понимании, что все проблемы и противоречия современного мира  утрачивают свою остроту и актуальность под «благотворным  влиянием» демократических начал и всей западной культуры в целом. Но, может быть, не так все просто? Читать далее

Идея права в Византии

Величко А.М., доктор юридических наук

I.

По-видимому, разговор о византийской идее права или о том, как в Византии понимали право, и что оно значило для византийцев, не лишен смысла. Конечно, для многих исследователей выражение «византийская философия права» едва ли не автоматически перефразируется в «христианскую философию права». Но, с другой стороны, совершенно бесспорно, что западноевропейское правосознание далеко отстоит от византийского. Для германцев, давших начало всем без исключения западным политическим союзам, доминирующим в праве все же являлось начало индивидуальной свободы. Иными словами, «будь лицом и уважай других в качестве лиц»[1]. И потому приходится доказывать, что византийская идея права, которая постыдилась бы столь узкого толкования, не лишена, как минимум, самостоятельного значения, и, более того, на порядок превосходит по своей глубине и многогранности западноевропейские «стандарты». Читать далее

История византийских императоров. В 5 томах.

От издателей

Пятитомное сочинение A.M.Величко «История Византийских императоров» раскрывает события царствования всех монархических династий Священной Римской (Византийской) империи от св. Константина Великого до падения Константинополя в 1453 г.

Это первое комплексное исследование, в котором исторические события из политической жизни Византийского государства изображаются в их органической взаимосвязи с жизнью древней Церкви и личностью конкретных царей. В работе детально и обстоятельно изображены интереснейшие перипетии истории Византийской державы, в том числе в части межцерковных отношений Рима и Константинополя. Приводятся многочисленные события времен Вселенских Соборов, раскрывается роль и формы участия императоров в деятельности Кафолической Церкви.

Помимо этого сочинение снабжено многочисленными приложениями, в которых даются обобщения по конкретным тематикам, в частности: «Положение императора в Церкви и государстве в IV-V вв.», «Административно-территориальное устройство Церкви и отношения между кафедрами в III — начале IV вв.», «Римская армия в эпоху первых императоров», «Вселенские Соборы», «Император-священник» и др. Сочинение снабжено портретами всех императоров Византийской империи, картами и широким справочным материалом.

Для всех интересующихся историей Византии, Церкви, права и политики, а также студентов юридических и исторических факультетов. Читать далее

Политико-правовые очерки по истории Византийской Империи

От издателя

В новом сборнике A.M.Величко «Политико-правовые очерки по истории Византийской Империи» исследуются основные начала христианской государственности, как они органически сложились и развивались в Византии. Автор раскрывает природу церковно-государственных отношений, а также вопросы организации и деятельности органов церковной и политической власти Империи, в частности, Вселенских Соборов.

Книга рассчитана на преподавателей и студентов исторических и юридических факультетов высших учебных заведений, и всех интересующихся историей Византийской Империи и Православной Церкви.

Христианство и социальный идеал

От издаталей

В книге содержится историко-правовой анализ основных институтов индустриальной культуры: правового государства, демократии, политической и социальной свободы, социального равенства, проводится их взаимосвязь с основными направлениями западной религиозной мысли — католицизмом и протестантизмом, обобщаются и получают свою оценку результаты социологических исследований современного индустриального общества и новые тенденции его развития, связанные с учениями постиндустриалистов.
Для всех интересующихся историей и философией права, историей христианства в Западной Европе.

Рецепция в церковном праве

Величко А.М.,
доктор юридических наук

Поставив перед собой целью описание и изучение объективной действительности, юридическая наука не вправе исключать из объекта своего исследования явления, связанные с существованием и деятельностью такого многочисленного «общественного союза» (выражаясь языком современного правоведа), как Церковь.

Напомним: речь идет не только о союзе, оказывающем серьезнейшее влияние на современную политическую и социальную жизнь нашего государства. Христианству обязана своим становлением и величием многогранная европейская культура, лишь относительно недавно ставшая на путь построения секулярного общества.

У Церкви есть свое Вероучение, история, традиции, наконец, право. И обращение к церковному праву, изучение его особенностей, имеет объективный теоретико-правовой и историко-правовой интерес. Тем более, что последние исследования в этой области по вполне известным причинам завершились почти сто лет назад, не считая, конечно, отдельных, очень редких работ, появившихся в последние годы.
Впрочем, здесь в полной мере присутствует и практический аспект. Реализуя право граждан на свободу совести и вероисповедания, государство в лице высшей политической власти обязано знать, какие реальные последствия будут иметь те или иные его законодательные акты, затрагивающие интересы и сферу деятельности Церкви. Законодатель, пытающийся регулировать столь тонкую сферу духовного бытия личности, должен, естественно, исходить из тех принципов, категорий и ценностей, которыми оперирует церковное сознание. А это возможно, в свою очередь, лишь в том случае, когда они известны: чтобы понять церковное право, нужно жить разумом Церкви, а не «аналитиками» светского человека. Читать далее

Политический идеал Византии

Величко А.М.,
доктор юридических наук

Как известно, великая имперская культура Византии не создала писанной конституции, где были бы законодательно закреплены основные политические принципы, которым Империя оставалась верна в течение всего своего тысячелетнего существования. Конечно, их содержание не оставалось неизменным и варьировалось в зависимости от времени и обстоятельств.

Но никогда Империя не отказывалась от того политического идеала, который, может быть еще несколько неосознанно, приоткровенно был сформирован уже в IV в. Вспомнить политический идеал Византийской имперской православной государственности будет совсем не лишним в наше время идеологической сумятицы. Исторические примеры, приводимые по тексту, позволят читателю самостоятельно оценить то величие и красоту ушедших политических образов, которые скрываются за внешними формами.

I. Теократическое государство и государственная Церковь. В первую очередь, Византия являлась государством теократическим, и эта главная, доминирующая черта, обусловившая остальные индивидуальные особенности Империи. Главная цель ее существования заключалась в том, чтобы нести веру Христову по всему миру, укреплять Церковь и жить по Евангелию. Остальные задачи государства, принципы организации его политической системы и социальной жизни неизменно вытекали из этой высокой цели. Очевидное подтверждение этому можно обнаружить в императорских актах, в которых недвусмысленно указывается, что являлось предметом постоянной заботы верховной власти.     Читать далее

Папизм на Западе и на Востоке: из истории церковно-государственных отношений времен Византийской Империи

Величко А.М.,
доктор юридических наук


«Вы шли хорошо: кто остановил вас,

чтобы вы не покорились истине?»
(Гал.5,7).

«Безошибочностью обладает в силу своего назначения Римский первосвященник.., когда он, как верховный пастырь и учитель всех верующих… провозглашает окончательным решением учение о вере и нравственности… Определения его справедливо называются непреложными сами по себе, а не из согласия Церкви, и … не нуждаются ни в каком ином утверждении».
(Из актов II Ватиканского собора)

«Неправда римский идеи тем могла действовать, что эта идея покоилась на ряде фактов, но в том и была неправда, что она ошибочно восприняла эти факты, что она насиловала собственную историю, что она не поняла собственной истории или поняла ее слишком односторонне – слишком человечески».
Н.С. Арсентьев

История отношений между Церковью и государством знает различные, порой кардинально противоположные формы. Так, традиционно повелось определять доминирующей чертой Западной (или Римо-католической) церкви папизм, с его обязательными атрибутами, а Восточной (Православной) церкви – «симфонию властей» как идеальную конструкцию, нередко именуемую «цезаропапизмом». Но, очевидно, история гораздо глубже и разнообразнее этих застывших наименований. И Рим, и Константинополь испытали на себе различные влияния, поэтому далеко не всегда Запад был «папистским», и отнюдь не во все периоды истории Византийской империи «симфония властей» довлела в умах политической власти и клира. Было бы слишком упрощенно утверждать, что папизм имеет одну географическую «прописку» – Рим, а Восток был свободен от его влияния; и наоборот. Читать далее

Онтология византинизма

Величко А.М.,
доктор юридических наук

«Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси

живущие на ней. Той на морях основал ю есть,

и на реках уготовал ю есть. Кто взыдет на гору Господню?

Или кто станет на месте святем Его?».
(Пс. 23)

«У Византии было свое историософское предназначение, которое она исполнила до конца и тем вошла во всемирную историю как величайшая империя и непобедимая твердыня… Византийское наследие продолжает уже свыше пятисот лет влиять на судьбы евразийского материка, а духовный стержень Византии — Православие — как было, так и остается смыслообразующей основой всемирной истории».
Эдуард Володи
н

Среди череды многочисленных событий, буднично формирующих исторический фон, порой встречаются отдельные феноменальные исключения, интерес к которым не ослабевает в течение многих веков, притягивающие к себе каким-то трудно уловимым и порой необъяснимым обаянием. Сказанное в полной мере относится к византинизму как особой эпохе человеческой и, конечно, в первую очередь христианской цивилизации, где чудесным образом сформировалась и тысячелетие существовала православная Империя с удивительной по своей гармонии системой взаимоотношения Церкви и государства («симфония властей») и со всеми вытекающими отсюда атрибутами.
Византинизм как понятие нельзя отождествить только с определенным типом государства, хотя, конечно, без христианского общественного идеала византинизм немыслим. Это еще чудо Веры, политический и культурный феномен, вот уже в течение многих столетий притягивающий к себе ученых, исследователей и просто рядовых верующих. Наряду с этим византинизм – это источник духовных сокровищ, едва ли исчерпанных или даже хотя бы понятых нами до конца. Читать далее

Правовая (каноническая) природа Вселенских Соборов

Величко А.М.,
доктор юридических наук

«Наука церковного права, чтобы быть достойной своего имени, должна более или менее отрешать нас от установившихся в настоящее время юридических принципов и теорий, возвращать к воззрениям и принципам мира античного, — воскрешать для нас самую науку древнего права, насколько право церковное между прочим обязано и ей своим образованием. Наука церковного права должна уметь износить из своих сокровищ ветхая ветхих и ветхая перед лицом новых»1.

Исследователь, взявшийся за изучение Вселенских Соборов, неизбежно сталкивается с целым рядом проблем. Уже сама постановка вопроса о правовой природе Вселенских Соборов кажется с формальной точки зрения едва ли возможной. Как известно, ни один православный канон не касается порядка их созыва, организации, компетенции и деятельности, в отличие, скажем, от соборов поместных, которым в тех же правилах Соборов посвящено немало места. Если же отсутствует сама нормативно-каноническая регламентация деятельности Соборов, то можно ли говорить об их канонической природе?

Но каноническое право наряду с писанными нормами признает и церковный обычай в качестве источника права при условии, что сам обычай не противоречит основным установлениям церковной жизни. Более того, нередки ситуации, когда обычай применяется даже вопреки церковному закону, если тот формально не отменен, но фактически прекратил свое действие. Обобщая, можно сказать, что и закон, и обычай применяются как равноправные источники права; лишь в определенных случаях правовой обычай уступает по иерархии писанной норме. В этой связи легко напрашивается вывод, что практика Вселенских Соборов формировалась именно на основе некоего обычая, родившегося сугубо в сфере церковной жизни. Но целый ряд обстоятельств вынуждается усомниться в обоснованности такого легковесного разрешения проблемы определения канонических (правовых) основ деятельности Соборов, если мы дадим себе труд внимательно проанализировать известные нам исторические факты.
Читать далее

Церковь и император в византийской и русской истории

От издателей.

Новая книга А.М.Величко продолжает серию его работ («Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур», «Христианство и социальный идеал: Философия, право и социология индустриального общества», «Философия русской государственности», «Нравственные и национальные основы права»), появившихся в предыдущие годы.

В настоящей работе не только рассматривается вопрос взаимоотношения Церкви и государства, но и акцентируется внимание на отдельных аспектах симфонического соединения политического и небесного союзов, как они проявились в истории Византии и России.

Книга снабжена большим историко-справочным материалом. Анализируются деяния Вселенских и Поместных Соборов, и на их основе рассматривается вопрос о церковно-властных прерогативах православных монархов. Отдельное место в книге посвящено вопросу о видах органов церковной власти и их компетенции в зависимости от содержания исторической эпохи и характера взаимоотношений политической власти и Церкви.
Книга предназначена для преподавателей, аспирантов, студентов юридических и исторических факультетов, а также всех, интересующихся историей Византии, России и Церкви.

Церковь и император в византийской и русской истории

Величко А.М.,
доктор юридических наук

Внимательный читатель не может не заметить, что при довольно многочисленной литературе по истории Церкви один вопрос практически не находит своего освещения, а именно: о земном главе Церкви.  Из нашей канонической и исторической литературы так и остается неясно, кому все же принадлежат высшие властные прерогативы во Вселенской Церкви?

Исключение составляют несколько работ, где содержатся далеко не безупречные выводы. Результат этот кажется неожиданным: ведь профессиональные историки Церкви и канонисты не могут не знать, что вопрос о том, кому может принадлежать высшая власть в церковном управлении, носит далеко не историко-теоретический интерес, что, именно основываясь на доктрине подчинения всех Церквей и самой политической власти Риму, возник папизм, породивший католический раскол. Более того, несложно установить, что вслед за этим предвосхищается и вопрос об оптимальном характере взаимоотношений между Церковью и государстве. Но, видимо, эти аспекты мало интересуют наших современников. Читать далее

Идея национального теократического государства в книгах Ветхого Завета

Величко А.М.,
доктор юридических наук

«Будьте предо Мной святы,

ибо Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои»

(Лев. 20, 26).

Являясь универсальным учением, христианство, посредством обращения к текстам Св. Писания, дает неисчерпаемый материал для историков, археологов, этнографов, других специалистов, а так же и для правоведов, если последние готовы отрешиться от условных категорий секулярной, светской науки и приобщиться к источнику, содержащему в себе не только подлинные исторические события, но и идеи, определяющие способы политической организации человеческого общества.

Речь, разумеется, не идет о попытке богословского толкования текстов Св. Писания в привычном смысле этого слова (автор этих строк не чувствует в себе сил к столь ответственной деятельности) или, напротив, «научном», т.е. рассудочном изложении тех или иных событий. Как представляется, попытка правильного разъяснения священных текстов в аспекте той или иной «мирской» проблемы должна основываться на том правиле, что методы научного познания (в частности, анализ, синтез, сравнение) должны прилагаться к Св. Преданию и Св. Писанию, а не наоборот. Этот путь не заказан никому, и политическое богословие, как наука, ярких представителей которой имела некогда Русская Православная Церковь, способна по полноте изложения предложить альтернативные и перспективные направления научного поиска.

В значительной степени, как представляется, интерес для правоведа имеет история ветхозаветного Израиля, как государства-Церкви, созданного Богом для избранного Им на тот момент народа. Во-первых, основные системные принципы его организации и практически все правила общежития напрямую даны Израилю самим Богом и, следовательно, являются оптимальными для человека в земных условиях его существования, позволяют решить те цели, какие Господь вообще ставит перед личность. Не случайно, как следует из Писания, Израиль должен был представлять собой прямой прообраз Царствия Небесного. Читать далее

Византийский монархизм

Величко А.М.

доктор юридических наук

Еще И.А. Ильин (1883-1954) справедливо утверждал, что многие формальные признаки, обыкновенно приписываемые монархии, противоречат историческим фактам и нередко представляют собой скорее исключения из общих правил, чем сами правила1. Это суждение как нельзя больше справедливо по отношению к Византии и византийскому монархизму. Например, традиционно полагают, что монархии свойственны единоличность и наследственность власти по мужской линии, правовая безответственность императора и его неподконтрольность со стороны иных общественных союзов. Считается, будто монарх осуществляет одновременно и законодательные, и исполнительные и судебные функции; его власть видится бессрочной, в отличие от власти избранного республиканского правителя, и т.д.
Однако византийский монархизм, как он сложился законодательно и в качестве норм обычного права Империи, игнорирует львиную долю указанных выше штампов, демонстрируя необычайно яркие и самобытные картины, особенно блистающие на фоне обезличенных «системных признаков». Может быть, это – единичный пример, который не следует принимать во внимание при анализе монархии как формы правления? Но на самом деле, если и можно говорить об исключительности византийского монархизма, то только в том смысле, что именно выработанные им политические и правовые формы были впоследствии перенесены на русскую и европейскую почвы в качестве примера для подражания. А статус царей и культ их власти, само содержание полномочий византийских императоров признавалось наиболее адекватными идее христианской государственности. Читать далее

Византийские императоры и Православное вероучение

Величко А.М.,
доктор юридических наук

«Мы радуемся, что в Вас не только императорская, но и священническая душа: потому что сверх императорских и публичных забот Вы имеете благочестивейшее попечение о вере христианской, т.е. печетесь о том, дабы в народе Божием не усиливались расколы или ереси или какие-либо соблазны; ибо тогда только будет в отличном состоянии и Ваша империя, когда сохранится в ней исповедание единого Божества в вечной и неизменной Троице».

Из послания римского папы св. Льва I Великого императору св. Феодосию II Младшему (V в.).

Уже с первых веков становления Римской империи (Византии) как христианского государства, еще даже в те времена, когда Православие являлось лишь разрешенным вероисповеданием, а не государственной религией, место императоров в Церкви оценивалась современниками очень высоко. В исторической и историко-правовой литературе уже неоднократно приводились факты активной канонической деятельности византийских царей, их влияния на становление церковных институтов, реализации ими церковно-административной функций.
Но существеннейшее значение для истории Церкви и становления православной цивилизации имеет и другое. Помимо этих славных деяний византийские императоры оказали решающее влияние на формирование православного Вероучения. Их деятельность в данном отношении была столь многогранна, последовательна, плодотворна, что многих православных василевсов можно без сомнения поставить в один ряд с Отцами и Учителями Церкви. Читать далее

Власть небесная и власть земная

Величко A.M.,
доктор юридических наук

По-видимому, нет такого явления, которое столь постоянно и повсеместно занимало бы человека, как власть. Здесь присутствует не только теоретический, но и практический интерес – это очевидно. Между тем, зачастую в специальной научной литературе власть как явление рассматривается под таким углом зрения, который в значительной степени оставляет вне поля зрения очень многие первостепенные вопросы. Логика исследования обязывает первоначально раскрыть существо власти, а уж затем касаться отдельных ее видов. Но нередко, т.е. с точностью до наоборот, нам предлагают набор тезисов о существе политической власти –  одном из ее видов, а уж затем на основе полученных результатов делают обобщенные выводы.

При этом власть в ее существе и, соответственно, власть политическая – по ее качественным характеристикам – отождествляется с силой. И…более ничего. Так, например, М. Вебер (1864-1920) полагал, что политическая власть представляет собой возможность осуществления носителем ее своей воли вопреки сопротивлению других1. Для нашего современника — американского исследователя М. Уолцера вопрос о сущности политической власти также ограничивается, собственно говоря, одним аспектом: кто кем правит. Безусловно, перечень примеров этими двумя фамилиями не исчерпывается. В результате, нравственное значение политической власти определяется не ее сущностью, а тем, кому в обществе она принадлежит на конкретный момент времени. Читать далее